Самара в отзывах известных людей

Все о прогулках по городу

Самара в отзывах известных людей

Сообщение vitek163 Суббота, 18.10.08, 12:34

Отсюда http://community.livejournal.com/samara_ru/2374579.html и http://community.livejournal.com/samara_ru/2377167.html

Так случилось, что Самаре по жизни жутко «везло». Прямо с момента основания. Чего стоит только предписание Годунова князю Засекину: «Основать город-крепость Самару и заселить ее сволочью». А так как со сволочью в России никогда проблем не было, город наш заселили в кротчайшие сроки. Гуляя по городу частенько замечаю, как собственно близко родство некоторых его представителей к первым поселенцам…




Дальше больше. Принято у нас до глубины души гордиться тем, что в конце XIX- начале XX века жил и работал в нашем городе товарищ Пешков, он же Горький. И улица в его честь, и драмтеатр его имени. Работал он в редакции «Самарской газеты» и на него возложили обязанность - делать вырезки из столичных газет и комментировать их. Сам Горький говорил, что «телом я родился в Нижнем Новгороде, духовно в Казани, а как писатель в Самаре». И вроде все хорошо, но между тем Горький Самару если и не ненавидел, то очень не любил. "Кто в Самаре не бывал, тот и грязи не видал" – это его слова. Позднее он отзывался о Самаре еще хлеще. "Смертный, входящий в Самару с надеждой в ней встретить культуру, Вспять возвратится, зане город сей груб и убог..." и даже в первые свои часы пребывания в Самаре в 22 февраля 1895 года Горький высказался: “Самара - город, преданный анафеме”. Я не понимаю, почему улица Горького у нас есть, а улиц Алабина, Фан Вакано, Грота, Наумова, Клодта – нет…Дикость какая-то…
Современник Горького, Алексей Толстой, чье детство проходило в нашем городе, высказался также жестоко : «Люди спивались и свинели в этом страшном, пыльном, некрасивом городе, окруженном мещанскими слободами…».


Но не все гости нашего города были такими агрессивными критиками. Выдающийся поэт и художник Тарас Шевченко, которым ныне так гордятся на Украине, во время своего посещения Самары описал наш город так: «Новый русский Орлеан» из-за того, что в то время город бурно развивался, появилось уличное освещение, город обзаводился промышленностью. Появились крупные заводчики, «отцы города», которые радели не только о развитии своих производств, но по мере сил помогали народному образованию и культуре.
В начале века гостили в Самаре Илья Ильф и Юрий Олеша. По приезду в Москву они так вспоминали о нашем городе, со свойственной им иронией: «В Самаре два трамвая. На одном надпись «Площадь Революции — тюрьма», на другом — «Площадь Советская — тюрьма...Словом, все дороги ведут в Рим!».


Фрагмент интервью Александра Исаевича Солженицына, когда он в начале 90ч посетил наш город:

-Александр Исаевич, когда вы впервые побывали в нашем городе?
- В 1939 году. Это было путешествие. В то время я был студентом Московского историко-филологического института. Мы с приятелем сдали немного экзаменов, послушали лекции и отправились в путь. С собой у нас было буквально все: мешки, кастрюли, даже сухарная мука - купить тогда что-либо было невозможно, да и денег у нас не было. Приехали в Казань и там начали торговать лодку-байдарку. Сторговали ее и стали спускаться по Волге. Спускались, спускались, ночевали то по левому берегу, то по правому, пробыли несколько дней в Симбирске, потом уехали в Самару. Самара была с хлебом. Мы покупали по целому килограмму и тут же съедали. Хотели дальше направляться, но было уже поздно: 21 августа, так что до Саратова не доехали. Стали продавать лодку, а она не продается. Это было для нас серьезное дело. В Казани лодку купили за 225 рублей, а здесь, наконец, продали только за 175 . Это потому, что чем ниже по течению, тем лодка дешевле. Как нам было жалко эти 50 рублей!
- Что больше всего запомнилось из тех дней в Самаре?
- В 1939 году хорошо было на улицах: не было автомобилей или я просто их не замечал. Какое счастье было ходить: чистый воздух, тишина. Я старую Самару помню.
- Есть ли, на ваш взгляд, какие-либо улучшения в городе сегодня?
- Знаете, улучшений в городах не бывает. Бывает ухудшение от автомобилей, от грязи, от новых зданий. Мы ехали сюда из Пензы на автомобиле. Ой, сколько уже настроено вокруг Самары! Страшно просто смотреть на эти промышленные районы.
- Какое у вас впечатление о Волге?
- Волгу портили, портили, но что-то еще осталось, и я очень рад этому. Ах, как было хорошо до плотин, если б вы знали! Как только солнечную энергию захватим, нужно будет думать о ликвидации плотин.
Автомобиль остановился на Волжском проспекте у нынешней столовой ГРЭС. Именно здесь размещалась некогда пересыльная тюрьма. Это место навсегда врезалось в память Александра Исаевича.
- Я хотел найти этот холм. Он сейчас застроен домами... Такого дерева могло не быть в то время. И здание было не такое. Тут был большой двор, внутри двора стояли гнилые бараки. Они не могли, конечно, сохраниться, их сломали. Помню: на холме – он был тогда голым - стоит женщина. Нас вывели на прогулку. Человек 75-100 гуляет, беспорядочно ходит по двору, а она стоит, приложив руку к глазам и, наверное, пытается оттуда узнать, нет ли здесь своего, родного: мужа или отца. И ветер там, наверху, развевает ее волосы, платок, одежду. Я описал это в “Архипелаге Гулаг”. Здесь я пробыл больше месяца. Это была вторая половина июля - начало августа 1950 года. Почему-то долго собирался этап в Казахстан. Нас отсюда никуда не выпускали, мы все время находились только во дворе. Потом нас повезли в Павлодар.

.....

Не было, кажется, ни одного человека из встретившихся на пути Александра Исаевича во время его экскурсии по городу, кто не поздоровался бы с ним, не сказал теплого слова, не пожал руку. На площади Куйбышева к А. Солженицыну подошла молодая женщина-педагог и протянула букет.
- Как вас зовут? Татьяна? Так вот, Татьяна-красавица. Поставьте эти цветы у себя в школе и скажите детям: Солженицын передарил их нам, нашей школе, и они стоят в память о нем. И это будет гораздо дольше память обо мне, если я возьму сейчас у вас эти цветы, а девать их мне некуда...

Многие известные люди, оказалось, связаны с Самарой своими детскими воспоминаниями и с особым теплом, по-доброму отзываются о нашем городе, как бы он не встречал их...Таким в воспоминаниях Олега Николаевича Ефремова осталась Самара.
...
-Олег Николаевич! Самара Вам понравилась?
- Самара прекрасна! У нее свой, ни с чем не сравнимый облик. Волжский колорит. Пусть говорят: “провинция”. В этом слове нет ничего пренебрежительного. Посещал я ваш город несколько раз. И всегда убеждался в том, что именно провинция рождает таланты. У меня самого есть самарские корни. Здесь я жил в детстве. Хорошо помню дом деда на улице Красноармейской. Широкий, как мне тогда казалось, бескрайний подоконник. Лежа на нем, я наблюдал за происходящим на улице. Мог этим заниматься часами. Потом я с дедушкой переехал в Москву. Дальше – война, учеба в школе-студии МХАТ. Работа в театре “Современник”. А сейчас руковожу вот детищем Чехова
Петр Ильич Чайковский посетил Самару в конце мая 1887 года, совершая поездку по Волге на пароходе, по дороге из Петербурга в Тифлис. Он записал в своем дневнике: "23 мая 1887 года. Проснулся в Самаре. Одевшись и напившись чаю, пошли с Алешей (слуга композитора) погулять по городу. Город хоть куда. Везде объявления о данном вчера "Онегине". Единоверческая церковь, оригинальное пение очень мне понравилось…"
Впоследствии он писал: "Мы достаточно долго останавливались в разных попутных городах, чтобы составить себе о них понятие. Больше всего мне понравилась Самара…"*
Аватара пользователя
vitek163
Активный участник
 
Сообщения: 591
Зарегистрирован: Пятница, 01.02.08, 17:36
Откуда: Самара

Re: Самара в отзывах известных людей

Сообщение vitek163 Воскресенье, 14.12.08, 19:54

Чайковский посетил Самару в конце мая 1887 года, совершая поездку по Волге на пароходе, по дороге из Петербурга в Тифлис. Он записал в своем дневнике: "23 мая 1887 года. Проснулся в Самаре. Одевшись и напившись чаю, пошли с Алешей (слуга композитора) погулять по городу. Город хоть куда. Везде объявления о данном вчера "Онегине". Единоверческая церковь, оригинальное пение очень мне понравилось…"

Впоследствии он писал: "Мы достаточно долго останавливались в разных попутных городах, чтобы составить себе о них понятие. Больше всего мне понравилась Самара…"*

Единоверческая церковь, о которой упоминает композитор - это церковь в честь Казанской иконы Божией Матери, которая стояла на углу улиц Саратовской (Фрунзе) и Предтеченской (Некрасовской).


Александр Исаевич Солженицын: Я снова увидел свою Самару.

Подготовил Валерий Иванов.
В первый же день по приезде в Самару после официальных встреч с руководителями области и города по просьбе А. Солженицына для него была устроена экскурсия по городу.
Ах, как ошибаются те, кто полагает, будто у Александра Исаевича с Самарой связаны лишь драматические воспоминания 50-го года, когда он был доставлен в наш город в качестве заключенного и находился здесь в пересыльной тюрьме.

Более двух часов продолжалась увлекательная пешеходно-автомобильная прогулка, в которой А. Солженицына сопровождали профессор П. Кабытов и библиограф А. Завальный. Повезло и автору этих строк, получившему возможность присоединиться к экскурсии и даже задать несколько вопросов А. Солженицыну. Это было действительно удивительное путешествие в историю Самары. Рассказы о событиях, удаленных от нас на много десятилетий и не очень давних, немедленно рождали у Александра Исаевича ассоциации с современной жизнью, с политической ситуацией в России, с перспективами ее дальнейшего развития. Ни один сколько-нибудь заметный штрих истории города не ускользал от его пристального внимания и тут же аккуратно фиксировался в рабочей тетради. Быть может, не для всех точка зрения А. Солженицына является истиной в последней инстанции, однако высказывания выдающегося писателя поражают безупречной логикой, убежденностью и глубочайшим знанием жизни.
Александр Исаевич Солженицын размышлял о России:
-Сейчас в России грязная олигархия. В 91-м все сразу загубили - моментально. Я в тот момент послал факс Борису Николаевичу. Бесполезный. Через несколько дней получил благодушный ответ: “Россия - великая страна, не пропадет...” Все отдали сразу, признали границы Украины, Казахстана, испугались слова империализм. 25 миллионов своих братьев бросили!
Веру в Президента многое подкосило. Сейчас тех, кто верит единицы... Было очевидно, что СССР взорвется национальными страстями. Я это предсказывал еще в 74-м году.
...Часто люди, даже мои ровесники, начинают басни рассказывать о том, как всех погубили в 37-м году. Неужели они забыли, как уничтожали людей в 20-е годы? А что делали с крестьянством в 30-м? А как боялись, что вдруг постучат в дверь ночью? Почему же говорят, что только в 37-м погубили светлый коммунистический образ? Тем, кто не мой ровесник, говорю: друзья, вы не можете себе этого представить. На переходе с 20-х на 30-е годы было ощущение, что рушится все в мире, что просто не остается уже больше миросозерцания и жизни человеческой не будет никогда. Возобладали волчьи законы, человеческая природа – кончилась; разум, свет души – кончились, наступило затмение. Это страшно представить. И поверьте, что все это было нисколько не менее страшно, чем вам сейчас.
Времена ломают людей, страшная апатия губит общество. Характер народа зависит от эпохи, от социальных, природных условий, но всегда есть духовное движущее и у характера, и у человека, и у народа. Но вот осилит или не осилит оно обстоятельства... Кто смог справиться и осилить, а кто и нет. Были народы и цивилизации, которые исчезли...
-Александр Исаевич, когда вы впервые побывали в нашем городе?
- В 1939 году. Это было путешествие. В то время я был студентом Московского историко-филологического института. Мы с приятелем сдали немного экзаменов, послушали лекции и отправились в путь. С собой у нас было буквально все: мешки, кастрюли, даже сухарная мука - купить тогда что-либо было невозможно, да и денег у нас не было. Приехали в Казань и там начали торговать лодку-байдарку. Сторговали ее и стали спускаться по Волге. Спускались, спускались, ночевали то по левому берегу, то по правому, пробыли несколько дней в Симбирске, потом уехали в Самару. Самара была с хлебом. Мы покупали по целому килограмму и тут же съедали. Хотели дальше направляться, но было уже поздно: 21 августа, так что до Саратова не доехали. Стали продавать лодку, а она не продается. Это было для нас серьезное дело. В Казани лодку купили за 225 рублей, а здесь, наконец, продали только за 175 . Это потому, что чем ниже по течению, тем лодка дешевле. Как нам было жалко эти 50 рублей!
- Что больше всего запомнилось из тех дней в Самаре?
- В 1939 году хорошо было на улицах: не было автомобилей или я просто их не замечал. Какое счастье было ходить: чистый воздух, тишина. Я старую Самару помню.
- Есть ли, на ваш взгляд, какие-либо улучшения в городе сегодня?
- Знаете, улучшений в городах не бывает. Бывает ухудшение от автомобилей, от грязи, от новых зданий. Мы ехали сюда из Пензы на автомобиле. Ой, сколько уже настроено вокруг Самары! Страшно просто смотреть на эти промышленные районы.
- Какое у вас впечатление о Волге?
- Волгу портили, портили, но что-то еще осталось, и я очень рад этому. Ах, как было хорошо до плотин, если б вы знали! Как только солнечную энергию захватим, нужно будет думать о ликвидации плотин.
Автомобиль остановился на Волжском проспекте у нынешней столовой ГРЭС. Именно здесь размещалась некогда пересыльная тюрьма. Это место навсегда врезалось в память Александра Исаевича.
- Я хотел найти этот холм. Он сейчас застроен домами... Такого дерева могло не быть в то время. И здание было не такое. Тут был большой двор, внутри двора стояли гнилые бараки. Они не могли, конечно, сохраниться, их сломали. Помню: на холме – он был тогда голым - стоит женщина. Нас вывели на прогулку. Человек 75-100 гуляет, беспорядочно ходит по двору, а она стоит, приложив руку к глазам и, наверное, пытается оттуда узнать, нет ли здесь своего, родного: мужа или отца. И ветер там, наверху, развевает ее волосы, платок, одежду. Я описал это в “Архипелаге Гулаг”. Здесь я пробыл больше месяца. Это была вторая половина июля - начало августа 1950 года. Почему-то долго собирался этап в Казахстан. Нас отсюда никуда не выпускали, мы все время находились только во дворе. Потом нас повезли в Павлодар.
Не видеть бы вам того, что мы видели. Недавно в Омске я попросил, чтобы меня привезли в местную тюрьму: хотел найти свою камеру. Ох, страшная эта тюрьма! Но там в те дни была напряженная обстановка: ждали побега группы урок и поэтому в тюрьму не пустили. А мне нужно было походить по тюрьме, чтобы по некоторым признакам найти свою камеру. Страшная камера: подвальная, сырая, крысы, вода...
Не было, кажется, ни одного человека из встретившихся на пути Александра Исаевича во время его экскурсии по городу, кто не поздоровался бы с ним, не сказал теплого слова, не пожал руку. На площади Куйбышева к А. Солженицыну подошла молодая женщина-педагог и протянула букет.
- Как вас зовут? Татьяна? Так вот, Татьяна-красавица. Поставьте эти цветы у себя в школе и скажите детям: Солженицын передарил их нам, нашей школе, и они стоят в память о нем. И это будет гораздо дольше память обо мне, если я возьму сейчас у вас эти цветы, а девать их мне некуда...
... Прогулка по городу закончена. Тепло поблагодарив своих спутников, Александр Исаевич произнес:
-Я снова увидел свою Самару. Это было очень приятно, ведь прошло столько лет! Представьте, 1939-й, юность, мне 21 год... Еще не началась Вторая мировая война.
Аватара пользователя
vitek163
Активный участник
 
Сообщения: 591
Зарегистрирован: Пятница, 01.02.08, 17:36
Откуда: Самара

Re: Самара в отзывах известных людей

Сообщение Komsor Воскресенье, 14.02.16, 20:57

Даа.. Горький перегнул палку в описании города,где он состоялся как писатель.Несправедливо.Толстой тоже вообразил какой-то страшный город.
Насчёт того что город грязноват согласен.Во всём остальном-нет.
Аватара пользователя
Komsor
Посетитель
 
Сообщения: 7
Зарегистрирован: Вторник, 09.02.16, 23:11
Откуда: Пенза


Вернуться в Прогулки по Самаре

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron